г. Екатеринбург

ул. Красноармейская 10, БЦ Антей оф. 800-812
E-mail: ap10@aprior.biz

С 1 июня в Гражданском кодексе появятся правила об опционах

Есть вопросы? Обращайтесь:

Гришечкина Наталья Михайловна
+7 (343) 237-27-27 ap10@aprior.biz
Задать вопрос

С 1 июня в Гражданском кодексе появятся две новые договорные конструкции – опционный договор и опцион на заключение договора (ст. 429.2 и 429.3 ГК РФ в новой редакции).

В чем принципиальное отличие этих двух договорных моделей друг от друга, стоило ли множить опционные сущности и не будет ли проблем в их разграничении на практике – эти и ряд других вопросов обсудили в прошлый  четверг участники научного круглого стола, организованного юридическим институтом «М-Логос».

Открывая круглый стол, директор юридического института «М-Логос» Артём Карапетов пояснил, что опционы давно и успешно используются во всем мире, и Россия в этом смысле  не исключение. Просто до реформы у нас эта модель договорных отношений в Гражданском кодексе прямо урегулирована не была. К тому же некоторые стереотипы судебной практики (например, мнение о невозможности поставить обязательства в зависимость от потестативного условия, то есть условия, полностью зависящего от воли одной из сторон) придавали опционным соглашениям рискованный характер.

Самая популярная  сфера  применения опционов – сделки с акциями и долями в ООО, а также акционерные соглашения (в частности, создание способов выхода из «дэдлока» – тупикового корпоративного конфликта). Но в действительности опционы могут быть востребованы также и в иных сферах. Главный смысл опционов в том, что одна сторона получает право по своему усмотрению ввести в действие какой-либо договор (например, купли-продажи акций) с помощью простого письменного извещения другой стороны или затребовать исполнения этого договора от другой стороны (то есть во втором случае, в отличие от обычной договорной модели, обязанность исполнить договор возникает не автоматически в силу заключения договора, а ее по своему желанию «включает» или не «включает» одна из сторон).  Иными словами, в обоих случаях сам договор (который может касаться чего угодно – купли-продажи, выполнения работ и т.д.) либо обязательства по нему запускаются либо не запускаются по желанию только одной стороны. В теории такое одностороннее право называется секундарным. Очень часто, хотя и не всегда, секундарное право «включить» по своему желанию договор или обязательства по нему предоставляется за плату, чтобы компенсировать контрагенту неудобства из-за подвешенного состояния (неизвестно, состоится в итоге основная сделка или нет), и бывает обусловлено наступлением каких-либо обстоятельств. От предварительного договора опцион отличается тем, что последний  является односторонне-обязывающим (только одна сторона вправе решать, запускать основную сделку или нет), он не требует судебного принуждения для заключения основного договора, и может быть платным.  

Как правило, разным системам права в силу исторических традиций свойственна только одна модель опционов – запуск договора либо запуск обязательств по уже заключенному договору. В конечно счете обе модели предназначены для одних и тех же целей. Но в нашем случае в реформированном Гражданском кодексе появятся сразу обе модели, хотя изначально планировалась только одна из них. Первой модели посвящена статья 429.2, второй – статья 429.3. Артём Карапетов обратил внимание слушателей на то, что первая модель урегулирована в кодексе подробнее, чем вторая, поэтому она для практического применения будет, скорее всего, более удобной. Кроме того, возможна путаница с тем, какую из моделей стороны имели в виду, заключая конкретное опционное соглашение, а значит, лучше прописывать соответствующие условия максимально четко. Может быть, для большей конкретики даже есть смысл прямо ссылаться в соглашении на соответствующую статью Гражданского кодекса – 429.2 или 429.3.

Своим мнением поделился также Максим Распутин (старший юрист корпоративной практики Адвокатского бюро «Иванян и партнеры»), имеющий большой опыт в структурировании опционных соглашений. Он не считает скудное регулирование в кодексе второй модели опциона проблемой, поскольку на этот вид договора будут по умолчанию распространяться общие нормы об обязательствах, и этого вполне достаточно. Специальное регулирование требовалось лишь для первой модели опционов из-за того, что она совмещает в себе конструкцию договора и безотзывной оферты. Иными словами, это фактически договор о безотзывной оферте. В отличие от простой выдачи безотзывной оферты, в опционе есть некие организационные условия, к тому же он часто структурируется под отлагательным условием.

В то же время Максим Распутин отметил такой нюанс: на практике опционам требуется обеспечение – чаще всего, в виде безотзывной доверенности. Например, одна сторона получает право запустить сделку купли-продажи акций. Чтобы исполнение этой сделки не требовало судебного принуждения, можно сразу взять от потенциального продавца акций безотзывную доверенность на подписание передаточного распоряжения и его передачу регистратору. Но если возможность применения обеспечения по второй модели опциона (ст. 429.3 ГК РФ) не вызывает сомнений, так как она предполагает запуск именно исполнения договора, то возможность применения мер обеспечения по первой модели (запуск самого договора) не так очевидна, хотя чисто в практическом смысле такие меры ей тоже нужны. Прямо на этот счет в статье 429.2 ГК РФ ничего не сказано.

Все участники дискуссии отметили, что за рамками прямого регулирования в новом Гражданском кодексе остался очень важный вопрос – каким правилам подчиняется уступка  права на запуск договора? Возможность такой уступки прямо предусмотрена в пункте 7 статьи 429.2 ГК РФ. Но нет ясности, применимы ли в таком случае правила о цессии (хотя бы по аналогии). Ведь цессия – это уступка права требования к должнику, а право на запуск договора – секундарное (одностороннее), то есть в нем нет должника. Возможно, этот вопрос стоит рассматривать с учетом того, что запуск договора запускает и обязательства по нему. А значит, уступая свое одностороннее право заключить договор, сторона тем самым одновременно уступает и свои потенциальные права и обязанности по этому договору, который может быть заключен в силу опциона. Следовательно, к такой уступке должны применяться одновременно правила о цессии и переводе долга, то есть о передаче договора (ст. 392.3 ГК РФ). Но все упирается в то, что в опционе по первой модели (на заключение договора) юридически еще нет должника – пока право на заключение договора не реализовано, должник всего лишь потенциальный.


Менеджер принимает заявку и передает ее юристу

Юрист перезванивает Вам, и вы подробно рассказываете ему о проблеме

Вы получаете договор на готовый продукт, либо договариваетесь о встрече
Оставьте заявку И ПОЛУЧИТЕ СКИДКУ 5%